Синагога-церковь-мечеть

Синагога-церковь-мечеть

Синагога-церковь-мечеть

Синагога-церковь-мечеть

Синагога-церковь-мечеть

Синагога-церковь-мечеть

Синагога-церковь-мечеть


Разработчики: Aglrbas Wienstroer, Architektur & Stadtplanung
Местоположение: Блэкстрэйб, 45889 GГельзенкирхен, Германия
Команда проекта: Франк Эитторф, Гульсен Байрак, Дорис Лишневски Год проекта: 2010
Площадь: 160.0 кв. м.
Фотограф: Томас Майер

21 марта 2010 года в рамках проекта Рур-2010 «культурная столица» были открыты два здания Гельзенкирхене, Германия. По нашим (Agirbas/Wienstroer) предложениям синагога и мечеть как временные сооружения, но в масштабе 1:1 были установлены у церкви Блэк, которая была построена в 1735 году. Эти места планируется использовать с марта по ноябрь 2010 года. Требуемая площадь уже была доступна и готова для размещения проекта. Целью проекта является объединение людей разного происхождения вместе с помощью выставки, симпозиумов, концертов и детских игр вместе. Несмотря на небольшие размеры зданий, данный проект является для нас объектом социологии.

Синагога-Церковь-Мечеть: каждая из небесных религий создала свой особый храм. Синагога оформлена как портативный еврейский храм (палатка встреч); римские катакомбы привели к христианской церкви с ее сводами и арками; Арабские бедуинские палатки стали для мусульман минаретами и мечетями, устремленными в небо… Появление этих храмов является не только показателем преобразований религиозной культуры, но и решающим символом религиозной безопасности в местах обитания людей.

Синагоги, церкви и мечети устанавливаются по всему городу.

Рядом со старейшей церковью Гельзенкирхена, в которой бывает почти 1 миллион посетителей, есть место, куда могут попасть и отдохнуть люди, хоть это и временно. Слева от церкви есть архитектурные символы Еврейской молитвы (палатка встреч/синагога), и архитектурный символ мусульманской молитвы (минарет/мечеть) справа. К концу проекта все три здания были объединены: попытка религий быть рядом. Что стоит на кону диалога прозрения, которое мы прожили и прочувствовали. Мы хотим, чтобы наш опыт – несовершенный, может быть – стал опытом всех людей.

Архитектор переезжает с место на место по миру, путешествует по краям, если нужно отразить свой опыт. Иногда архитектор использует камень, а иногда древесину. Посетитель должен иметь возможность задать правильные вопросы при рассмотрении дома – это идеальный вариант. Дело не в форме или фигуре. Здесь важно стремление, побуждающее снова и снова задаться вопросом что правильно, а что нет. Этот вопрос беспокоит всех нас в этом проекте. Иногда я касаюсь разноцветных стен базилики и мои руки обладают невероятной мощью, в другой раз я касаюсь взглядом каллиграфии мечети и обладаю беспрецедентно резким зрением, и когда я гляжу на одно из двенадцати окон синагоги я ощущаю себя частью истории. Двенадцать часов, двенадцать месяцев, двенадцать кланов. В свете истории, и неполной истории, возникает новый вопрос; вопрос, на который нелегко ответить: «Как мы хотим жить вместе?»

Тем не менее, все может быть просто. Но чем больше мы ищем решением, тем больше возникает проблем. Большинство, думая, что знают все, не представляют, насколько много разных мыслей существует еще. Готов ли мир повернуться вокруг себя или он се еще стоит на месте? Одна из глав дома направлена далеко за горизонт, туда, где появляются первые лучи солнца на востоке. Дело в том, что это дом Божий, хранящий секрет жизни, секрет всех значения всего на свете. Другой дом направлен на Мекку. Разве Бог не вездесущ? Это пространство должно быть чистым; вы должны ходить без обуви. Самым старым элементом является алтарь (михраб); второй кафедра проповедника (мимбер), которую установили на пару веков позже. Алтарь предназначен для божественности, быть рядом с обществом, в то время как кафедра является более мирским элементом.

Дома по-прежнему нетронуты. Они как будто играют в прятки с деревьями, пока вы стоите и смотрите. Цвета этого места в листве с именами, 99 разных или неприличных имен. Пульсирующий свет освещает все с наступление ночи. Выявляя острые контуры точной геометрической формы одного здания, или нечетко освещая, лишь обозначая перспективы другого. Свет никогда не отдыхает. Он не делал этого тысячи лет и этого не произойдет в течение девяти месяцев здесь. В глубине взгляда затаился вопрос, на который ищется ответ хотя бы с попыткой этого временного явления: «Как мы хотим жить вместе?»

Обычно мы следим за временем, видя те вещи, которые хотим видеть. Разве мечеть должна иметь купола? Где звезда Дэвида в синагоге? Вопросы в глубине, особенно всегда тяжело задавать их самому себе. Мы станем счастливее, выбрав легкий путь для достижения выбранной цели быстрее. Может, упущено что-то важное? Маленький кусочек мозаики, ждущий своей очереди. Звезда Дэвида, крест, полумесяц, минарет, кафедра и алтарь, двенадцать окон. Когда мы размещаем кусочек (современными словами, пиксель, если угодно), не в соответствии с шаблоном, пожалуйста. Только тогда есть возможность увидеть все свежим взглядом. Если вы согласитесь с этим предложением, о чем еще можно мечтать?

Кое-что еще о фрагментах, о кусочках мозаики: некоторые любят мнимость (трапеция стен, формы без конца и начала), некоторые любят реальность (квадратная площадь и лестница в небеса). Я еще не решил, что именно представляю я: мнимость или реальность? Неужели это так несовместимо: запад и восток (восток и запад), философ и религиовед, и другое? На самом деле, мы все настолько близки, что нужно просто дотянуться нашими руками, чтобы поцеловать чужие. Теперь было бы упрощением сказать: «мы сознательно использовали остаточный материал, который уже был использован, чтобы указать на многообразие общества». Мы решились на образ лоскутного одеяла, потому что речь идет о старых храмах, о развитии, тленности бытия и переосмыслении.

После того, как здания будут убраны из Рухра (тленность), начнется другой проект (развитие), и они будут восстановлены в Стамбуле (переосмысление), другой европейской культурной столице, после ноября 2010 года. На острове Кинали, Стамбул, где в течение длительного времени не было места для культурных мероприятий, будут созданы библиотека и салун с материалами об этих местах. Остров Кинали культурный прототи Стамбула и даже Турции. Основная цель острова, который представляет собой мозаику разных этнических групп, это признание других и объединение пространства с умами, знаниями и культурными традициями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>