Особняк Моро

Особняк Моро

Особняк Моро

В XIX веке одну из частей 9-го округа Парижа окрестили новыми Афинами, поскольку здесь обосновались многие деятели искусств, Жоля, Жорж Санд, Шопен, Делакруа. На этой узкой улочке располагается особняк художника Гюстава Моро, неприметный фасад которого был переделан, когда здесь открылся музей.

Мы в национальном музее Гюстава Моро. Изначально здесь располагался дом семьи художника. Моро превратил его в музей, а в1897-м году, за год до своей смерти, завещал государству. Особенность музея в том, что здесь хранятся почти все работы художника. Музей располагает богатейшей коллекцией, в которой насчитывается 20 тысяч экспонатов.

Моро переехал в этот дом, купленный его отцом в 1852 году, в возрасте 26 лет. Здесь он проживет до конца своих дней. На втором этаже апартаменты художника. Они сохранились в том же виде, в каком были в момент смерти художника в 1898 году.

Мы в кабинете Гюстава Моро, обустроенном незадолго до того, как художник решил сделать из своего дома музей, то есть переоборудование этой комнаты началось в 1895 году. Основная тема декора помещения, путешествие в Италию. К тому времени, как Гюстав Моро отправился совершенствовать свою технику в Италию, он обладал уже солидными знаниями в классическом искусстве. Выпускник школы изящных искусств, дважды участвовал в римском конкурсе, но не победил в нем. Несмотря на это, его отец архитектор настойчиво поощрял сына продолжить работу.

В кабинете представлены работы которые Моро сделал в Италии. На этой стене рафаэлевский амур, а это копия картины Карпаччо, которую Моро сделал в Венеции, в одном из городов, где он останавливался во время своего итальянского путешествия. Тогда Карпаччо еще совсем не был известен и Моро стал одним из первооткрывателей его таланта. Это также изображение геркулеса, которое он, вероятно, срисовал в археологическом музее Неаполя, который в то время назывался музей Борбонико. Идея представить на этих стенах такие разнородные работы принадлежала самому Моро. Скульптуры и вазы приобретенные в Италии его отцом. А здесь гипсовые статуи и античная керамика. Все это делало помещение похожим на собрание редкостей. Специалист по классической, греческой и римской архитектуре, знаток французской философии, Моро черпал вдохновение и в книгах, унаследованной от отца богатой библиотеки, рисовал иллюстрации к басням Лафонтена.

Мы в столовой Гюстава Моро. Она представляет собой идеальный музейный зал. В этом шкафу представлена фамильная посуда дома Моро. В частности эта керамика в стиле Бернара Палисси. Большинство из этих предметов, изготовленных в окрестностях тура, составляли коллекцию его отца. Некоторые картины, которые Моро продал при жизни, здесь представлены в виде репродукции. Посмотрите на эту стену, картина «Эдип и Сфинкс» сейчас хранится в Метрополитен-музей в Нью-Йорке. Полотно «Орфей» на котором фракийская девушка печально глядит на лиру с мертвой головой Орфея. Это единственная работа, которую Моро продал государству, была выставлена в музее Люксембурга, который в то время считался центром современного искусства. Эта картина прославилась благодаря Марселю Прусту. Он несколько раз приходил на нее посмотреть, а также оставил очерк под названием заметки о таинственном мире Гюстава Моро.

Количество полотен, гравюр и рисунков, собранных в этом доме свидетельствует о том, что жизнь художника была полностью посвящена искусству. Гюстав Моро сам говорил, что искал уединения, чтобы добиться результатов в искусстве. Кроме матери в жизни художника была только одна женщина, Александрин Дюрье, на которой он, тем не менее, так и не женился. Их отношения покрыты завесой тайны и Моро сжег всю их переписку.

Мы в комнате Гюстава Моро, которая первоначально была салоном его матери. Это настоящее семейное гнездо. В этом доме Моро прожил с родителями всю свою жизнь с 1852 по 1898 год, а в этой комнате, где он скончался в 1898 году, он планировал устроить комнату памяти своих родителей. Здесь несколько портретов, в том числе его собственный сделанный Рене Карлом, которым очень восхищался Бодлер. Без сомнения самой интересной картиной на этой стене, портрет Моро, нарисованный Эдгаром Дега, во время их совместного пребывания в Италии в 1858 году.

Моро не был светским человеком, но те, кто с ним соприкасался, в частности его ученики, Руо, Матисс и Девальер, говорили о нем, как о душевном, увлеченном человеке, который мог часами говорить об искусстве.

Мы на втором этаже музея. Здесь располагались мастерские, в которых Моро устроил выставочный зал своих работ. Многие из его картин были увеличены, чтобы соответствовать формату музея. Моро лично участвовал в планировки пространства и развешивании картин. По его заказу была сооружена эта винтовая лестница в духи конструкции Эйфеля, которая ведет на третий этаж, куда мы сейчас поднимемся.

Мы поднялись на третий этаж. Здесь представлены два автопортрета художника. В том числе и вот этот автопортрет, на котором художнику около 30-ти лет. Это довольно интересная работа. Его мать хранила портрет, как фотографию во время его поездки в Италию. Эта работа отражает романтический период в творчестве художника. Здесь отчетливо прослеживается влияние Делакруа и Теодора Шассерио, также жившего в этом квартале. Гюстав Моро хотел проникнуться, напитаться прошлым. Именно по этой причине он в течение трех лет скрупулезно изучал творчество метров эпохи ренессанса и античности в Италии. В своих заметках и письмах он писал о том, что таким образом проникает в себя, что его живопись имеет интроспективный характер.

Его любимой темой была мифология. Он претендовал на роль живописца истории, а это означало для него писать известные мифологические сюжеты. Так сюжет полотна «Юпитер и Семела» позаимствован из метаморфоз Овидия. Еще одна тема, которая его увлекала, это тема поэзии, поскольку он себя считал художником поэтом.

Мы в последнем зале третьего этажа. Здесь собраны шедевры, ради которых сюда приезжают посетители со всего мира, в особенности из Японии. Полотно «Татуированная Саломея» одна из многочисленных интерпретаций известного сюжета. Свою известность оно получило на салоне 1876 года. Это «Фея грифонов» олицетворяющая меланхолию, одно из любимых полотен Андре Бретона. Он писал о нем в своих работах посвященных искусству, и он же стал человеком, пробудившим в 60-е годы интерес к музею у широкой публики. Он сказал, что хотел бы проникнуть ночью в музей, чтобы найти среди полотен украшающих его стены портрет идеальной женщины. В этой огромной мастерской Моро проводил большую часть времени на закате своей жизни, без конца работая над отдельными полотнами. О творчестве Моро писали Теофиль Готье, Марсель Пруст, критики искусствоведы. Художник и сам писал о своем творчестве, дабы избежать неправильного его понимания, не раскрывая, тем не менее, своих секретов.

Мы перед стендов, в котором выставлено 15 уникальных статуэток Гюстава. Все они связаны с сюжетами его работ, в частности с самой известной картиной Саломеи, которая находится в Лос-Анджелесе.

Проведение модных фотосессий, фотосессий дизайнеров, съемок фильмов, обращений к меценатам, музею Моро приходится искать новые источники финансирования, чтобы иметь возможность обновить фасад, отреставрировать отдельные комнаты и выставить экспонаты, хранящиеся в его кладовых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>