Фотографии Неаполя

Фотографии Неаполя

«Когда поднявшись из-за стола, я выхожу на балкон, справа на меня надвигается громада колокольни Санта-Кьяра, вознесшая ввысь свои три яруса. За колокольней, словно притаившись, темнеет стена огромного монастыря, где осталось всего несколько древних монахинь последних представительниц надменной неаполитанской знати» - так в 1912 году писал философ Бенедетто Кроче. Он жил напротив гигантского комплекса в стиле анжуйской династии, состоящего из церкви и францисканского монастыря Санта-Кьяра. Внутри него прячется от глаз непосвященных знаменитый внутренний двор, реконструированный архитектором Домеником Антонио Ваккаро с небольшим садом, который кажется еще прелестнее благодаря изысканной майоликовой отделки с растительным орнаментом.

Проходя по старинной улице, которая называется Спакканаполи, то есть разрубающая Неаполь, мы неожиданно оказываемся на маленькой площади с обелиском Сан-Доменико, который возвели в 1658 году местные жители в благодарность за окончание эпидемии чумы. На площадь выходит задний фасад церкви Сан-Доменико-Маджоре. Это комплекс огромных размеров, богато украшенный произведениями искусства, к счастью, неизмененными вовремя перестройки здания в неоготическом стиле в XIX веке. Здесь можно видеть редкие по изяществу творения эпохи ренессанса. Эта церковь напоминание о Джордано Бруно и об учении Фомы Аквинского. Именно здесь в 1244 году 19-ти летний Фома, учившийся в университете в Неаполе, надел рясу монаха доминиканца. Позже он вернулся сюда, чтобы написать часть своего учения и основать факультет теологии. Согласно документам, за преподавательскую работу Карл I Анжуйский назначил Фоме оплату в одну унцию ежемесячно. Память о столь важных исторических событиях хранят и множество скульптурных шедевров, один из которых пасхальный подсвечник работы Тино Такамаина и многочисленные часовни оформленные фресками и грандиозными мраморными украшениями.

В таких местах особенно понятно, почему ЮНЕСКО признало мировую ценность Неаполя и его истории. Эта организация уделяет большое внимание содержанию города и его окрестностей в порядке, как и городская администрация и особенно руководство области Кампания.

Но путешественнику, в какой-то момент, становится тяжело воспринимать такую долгою историю и такое обилие произведений искусства, и он спрашивает себя, может быть сесть и другие основания для любви к Неаполю, столь же благородные, но более простые. Может быть, именно их имел в виду Фернандес, когда писал: «Когда я говорю друзьям, что люблю Неаполь, они отвечают, еще бы, море, улица Партенопе, вилла Комунале, тенистые рощи средиземноморских пиний, а вдали искрящиеся блики солнца на волнах. Я качаю головой возражая, нет, мне действительно нравится набережная, а деревья виллы Комунале и правда, одни из красивейших в мире, и нет ничего приятнее, чем выйдя из парка сидеть на набережной Марджелино и смотреть на лодки, что качаются на волнах, нежно касаясь друг друга бортами. Но я люблю Неаполь не за это. Любовь это нечто другое. Почему же ты его любишь? Потому что ты страстный поклонник греческих и римских древностей? Ты же каждое утро проводишь в национальном музее, а как только появляется возможность мчишься в Помпеи и в Геркуланум. Как объяснить моим собеседникам, что я не принижаю ни Афин, ни Рима, и что хотя огромные черные бронзовые статуи национального музея трогают меня больше всех других, моя любовь к Неаполю не связана с моим вкусом к творениям прошлого. Я люблю его за культуру, за то, что он наследие человечества. Я люблю Неаполь, как город, где может случиться все, что угодно, как в благословенные времена детства. И рас уж мы заговорили о детстве, я люблю Неаполь за его сладости. Таких не попробуешь ни в какой другой части света, это непросто сладости, это настоящее счастье для чревоугодника, смесь сахара, сливок, мороженного и сиропов. Это нельзя сравнить не с чем, разве что с интерьерами некоторых неаполитанских церквей. Например, церкви святого Григория Армянского, с ее расписными сводами и воздушной лепниной, с ее ангелами пышными как пирожное с кремом, с ее старинной потемневшей позолотой, похожей на потоки карамели. Признаюсь, что здесь я ощущаю одиночество и в тоже время экстаз».

Pages: 1 2 3 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>